Мескалито что это такое

Карлоса Кастанеду можно смело причислить к величайшим загадкам XX столетия. Достоверно о нем известно только то, что он – автор десяти книг-бестселлеров и основатель компании «Cleargreen», которая ныне владеет правами на творческое наследие Кастанеды. Все остальное – не более чем предположения, если не сказать – домыслы. Кастанеда тщательно сохранял «тайну личности», практически не давал интервью и категорически отказывался фотографироваться (однако, по стечению обстоятельств, несколько фотографий Кастанеды все же существует). Он даже отрицал, что когда-либо был женат. Карлос каждый раз с упоением придумывал себе новую родину, новых родителей, и т. д. Ему, по всей видимости, это просто доставляло удовольствие, как ребенку доставляет удовольствие рассказывать, что его папа – космонавт. Эта книга – первая попытка на русском языке досконально разобраться кем был один из самых загадочных людей XX столетия?

Оглавление

  • Вступление
  • Карлос
  • Хуан Матус
  • Учение
  • Ученичество
  • Мескалито

Из серии: Вестники Шамбалы

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Карлос Кастанеда. Жизнь и смерть Воина (Борис Булгаков, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Про психоделики необходимо сказать отдельно. Ведь именно исследование кактуса пейот в рамках антропологической практики в Калифорнийском Университете в Лос-Анджелесе привели Кастанеду к дону Хуану. Конечно, он знал, что индейцы Мексики и юго-востока Америки использовали в своих обрядах кактус с древнейших времен. Традиция употребления «растений силы» – растений и/или грибов, содержащих психоактивные вещества, существует практически во всех древних культурах. Шаманы со всего света применяли свойственные их культуре и месту обитания растения в магических или оздоровительных ритуалах.

Сегодня подобные практики так же вполне доступны. Например, организовываются туры для желающих пройти опыт употребления Аяхуаски с индейцами Амазонки.

Вещество, известное как мескалин, носит имя сущности, духа кактуса. Индейцы звали его Мескалито. Встреча с духом кактуса под эгидой дона Хуана красочно описана в первой книге и является важной частью биографии Карлоса Кастанеды.

Силу, заключенную в пейоте, дон Хуан называл «Мескалито». Мескалито является добровольным учителем и защитником людей. Он учит, как «правильно жить». Пейот обычно принимается на собраниях магов, называемых «митоты», участники которых собираются специально для того, чтобы получить урок «правильной жизни».

Современные практики могли бы описать эффект мескалина примерно так: «Через полчаса после употребления пейота появляются первые эффекты. Чувство странного опьянения и изменения сознания. В течение двух часов после принятия может наблюдаться частичная или полная потеря зрения. Чувство времени и пространства притуплено или отсутствует. Имеют место определенные изменения в восприятии, галлюцинации с открытыми и закрытыми глазами.

Предметы могут казаться плавающими в жидкости, субъект может делать движения, напоминающие птицу в полете. Субъект может пугаться самого себя, и чувство страха и опасности усугубляется болезненным восприятием цвета окружающих предметов.

Пик активности длится около 4 часов, после чего идет спад продолжительностью около 4 часов. Люди, находящиеся в наркотическом состоянии после употребления пейота, испытывают изменение мыслительного процесса, эйфорию, мистические переживания. При этом у них наблюдаются иррациональность и заторможенность мыслительного процесса, заторможенность действий». Данное, стандартное описание довольно далеко от того, о чем говорит учение, и столь же далеко от мистического опыта, пережитого Кастанедой.

Но, прежде чем перейти к описанию встречи с Мескалито, для сравнения взглянем на слова курандеро, приведенные Маргарет Кастанедой в своем «Магическом путешествии…»

«Для начала – легкое, едва заметное головокружение, – говорил Эдуарде. – Затем невероятная проницательность, прояснение всех индивидуальных способностей. Это порождает некоторое телесное оцепенение и ведет к спокойствию духа. После этого наступает отчужденность, своеобразный вид визуальной силы, включающий в себя все чувства индивида: зрение, слух, осязание, обоняние, ощущение и так называемое «шестое чувство» – телепатическое чувство перемещения через пространство и материю… Это развивает силу восприятия… В этом смысле, когда захочется увидеть нечто отдаленное… можно будет различить силы, проблемы и беспокойства на огромном расстоянии, так, как будто бы непосредственно имеешь с ними дело…

Разумеется, прежде всего, курандеро хотят отказаться от обычного способа восприятия мира и перейти к отдельной реальности.

– Каждый должен суметь «выпрыгнуть» из своего сознательно-разумного состояния. В этом и состоит принципиальная задача учения курандеро. С помощью волшебных растений, песнопений и поиска глубинного основания проблемы, подсознание распускается как цветок, открывая свои тайники. Все идет само собой, говорят сами вещи. И этот весьма практичный способ… был известен еще древним жителям Перу».

Встречу с духом кактуса Кастанеда описал так:

«Со временем я как-то восстановил внутреннее равновесие и поднялся. В густых сумерках был ясно виден пейзаж. Я сделал пару шагов. До меня донесся отчетливый звук множества человеческих голосов. Казалось, они о чем-то громко спорят. Я пошел на звук. Я прошел примерно 50 ярдов и вдруг остановился. Впереди был тупик. Место, где я оказался напоминало загон для скота, образованный из огромных валунов. За ними виднелся еще ряд валунов, затем еще, и еще, и так вплоть до отвесного склона. Это откуда-то оттуда доносилась удивительная музыка – непрерывный жуткий поток сверхъестественных звуков.

Под одним из валунов я увидел в профиль человека, сидевшего на земле. Я приблизился к нему до расстояния в десять футов; тут он повернул голову и взглянул на меня. Я замер: его глаза были водой, которую я только что видел! Они были так же необъятны и сверкали теми же золотыми и черными искрами. Его голова была заостренной, как ягода клубники, кожа зеленой, усеянной множеством бородавок. За исключением заостренной формы, голова была в точности как поверхность пейота. Я стоял перед ним, не в силах отвести глаза. Было такое чувство, будто он умышленно давит мне на грудь своим взглядом. Я задыхался. Я потерял равновесие и упал. Его глаза отвернулись. Я услышал, что он говорит со мной. Сначала голос был как тихий шелест ветра. Затем он превратился в музыку – в мелодию голосов, и я «знал», что сама мелодия говорит: «Чего ты хочешь?»

Читайте также:  Проверить акциз на алкоголь по номеру онлайн

Я упал перед ним на колени и стал рассказывать о своей жизни, потом заплакал. Он вновь взглянул на меня. Я почувствовал, что его глаза меня отталкивают, и подумал, что пришла смерть. Он сделал знак подойти поближе. Заколебавшись на мгновение, я сделал шаг вперед. Когда я приблизился, он отвел взгляд и показал тыльную сторону ладони. Мелодия сказала: «Смотри!» Посреди ладони было круглое отверстие. «Смотри!» – вновь сказала мелодия. Я посмотрел в отверстие и увидел самого себя. Я был очень старым и слабым, и бежал от настигавшей меня погони, а вокруг носились яркие искры. Затем три попали в меня, две – в голову и одна – в левое плечо. Фигурка в круглом отверстии секунду стояла, потом выпрямилась совершенно вертикально и исчезла вместе с отверстием.

– Мескалито вновь обратил на меня свой взгляд. Его глаза были так близко, что я «услышал», как они тихо гремят тем самым непонятным звуком, которого я наслышался за эту ночь. Постепенно глаза стали спокойными, пока не превратились в озерную гладь, мерцающую золотыми и черными искрами.

Он опять отвел глаза и вдруг отпрыгнул легко, как сверчок, на добрых пятьдесят ярдов. Он прыгнул еще раз и еще раз, и исчез.

Потом, помню, я пошел. Напрягая сознание, я пытался распознать ориентиры, – к примеру, горы вдали. Все, что я пережил, совершенно исчерпало мои умственные силы, но я смутно соображал, что север должен быть где-то слева. Я долго шел, пока спохватился, что уже день, и что я уже не использую свое «ночное видение». Я вспомнил, что у меня есть часы, и посмотрел на циферблат – часы показывали восемь утра. Было около десяти, когда я добрался до уступа с нашей стоянкой. Дон Хуан лежал на земле и спал.

– Ты где был? – спросил он.

Я сел перевести дыхание. После долгого молчания он спросил:

Я начал рассказывать ему все с самого начала, но он меня прервал и сказал: важно лишь одно – видел ли я его. Он спросил, как близко от меня был Мескалито. Я сказал, что почти его касался. Дон Хуан сразу оживился и на этот раз внимательно выслушал все в деталях, уточняя мой рассказ лишь вопросами насчет формы существа, которое я видел, его характера и прочего».

Лишь спустя девять лет обучения Кастанеда признает:

«С полной очевидностью я осознал: мое первоначальное предположение относительно принципиального значения психотропных растений – ошибка. Они вовсе не являются важным аспектом магического описания мира, они лишь помогают свести воедино разрозненные части этого описания. Просто в силу особенностей характера я был не в состоянии воспринимать эти части без помощи растений. Упорно цепляясь за привычную версию реальности, я был глух и слеп к тому, что дон Хуан пытался внедрить в мое сознание. И только эта моя нечувствительность заставляла его использовать в моем обучении психотропные средства».

Но что же случилось в 1965? Что заставило Карлоса Кастанеду почти на три года прервать обучение? Безусловно, это потрясение и ужас, которые он перенес в период ученичества. Столкнувшись с неизведанным, непознанным, он запаниковал. В некоторых источниках можно встретить фразу, что ученичество было прекращено в связи с психологическим стрессом.

«Учение дона Хуана» заканчивается записью от 29 октября 1965 года, последние слова книги:

«И хотя дон Хуан не изменил своего ко мне отношения как к ученику, сам я считаю себя побежденным первым врагом «человека знания».

Кастанеда говорит о страхе, ведь у человека есть четыре врага: это страх, ясность, сила и старость.

Более детально он проанализировал свой временный уход в книге «Отдельная реальность»:

«Обучение по методу дона Хуана требовало огромных усилий со стороны ученика. Фактически, необходимая степень участия и вовлеченности была столь велика и связана с таким напряжением, что в конце 1965 года мне пришлось отказаться от ученичества. Лишь теперь, по прошествии пяти лет, я могу сформулировать причину – к тому моменту учение дона Хуана представляло собой серьезную угрозу моей «картине мира». Я начал терять уверенность, которая свойственна каждому из нас: реальность повседневной жизни перестала казаться мне чем-то незыблемым, само собой разумеющимся и гарантированным.

Ты испугался и удрал потому, что чувствовал себя чертовски важным, – так дон Хуан объяснил мой уход. – Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. «Человек знания» должен быть легким и текучим».

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Вступление
  • Карлос
  • Хуан Матус
  • Учение
  • Ученичество
  • Мескалито

Из серии: Вестники Шамбалы

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Карлос Кастанеда. Жизнь и смерть Воина (Борис Булгаков, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Лофофора Уильямса распространён в Северо-восточной Мексике и в южных приграничных с Мексикой районах штата Техас. Небольшое растение диаметром до 8 см, уплощённой шаровидной формы со сглаженными рёбрами и без колючек. Часто даёт множественные детки от общего корня. Ареолы — от плотно опушённых, образующих сплошной, жёсткий ковёр над точкой роста, до почти голых. Цветки появляются на темени (у старых растений — одновременно появляется несколько цветков), мелкие, розовые; цветут в течение всего влажного периода (в оконной культуре — начиная с второго месяца после перевода на летний режим). Плоды — мелкие удлинённые красные ягоды — появляются из шерстистого темени растения в течение всего лета. Плоды малосемянные — в среднем одна ягода содержит 5-10 круглых чёрных семечек, однако бывает и больше, и меньше. Корень обладает свойством сокращаться в сухой период и втягивать в грунт надземный стебель.

Читайте также:  Сигареты рич вишня цена

Варьетет Lophophora williamsii f. jordanniana имеет в дикорастущем виде лилово-пурпурные цветки

Содержание

Лофофора Уильямса, технически, может выращиваться в домашних условиях. Условия содержания типичные для растений североамериканских пустынь — с абсолютно сухой зимовкой, коротким периодом экономного летнего полива, «лёгкой», хорошо пропускающей воздух и воду почвой с минимальным содержанием гумуса и глины, при этом весной следует защищать растение от прямого солнечного света, постепенно снимая притенение. Цветение возможно после семи-восьми полноценных сухих зимовок. Плоды часто появляются на следующий год после цветения.

Запрет на культивирование в РФ

Культивирование Lophophora williamsii в России законодательно запрещено с 2004 года — уголовная ответственность по ст. 231 УК РФ наступает при выращивании более двух экземпляров растения. [2] При этом

  • растения, выращенные в тепличной или оконной культуре умеренной полосы, физиологически отличаются от выросших на родине, и физически неспособны выработать существенные количества мескалина. Лофофора — исключительно медленно растущий и прихотливый вид, при скорости роста 5-10 мм в год искусственное разведение его ради ничтожных количеств действующего вещества — нецелесообразно
  • растения в комнатной культуре нередко дают большое количество деток от одного корня; постановление не говорит, является ли такое растение «одним» или «несколькими»
  • не существует надёжных способов различить запрещённую Lophophora williamsii и не запрещённую (или вовсе неизвестную Правительству РФ) Lophophora diffusa (Croiz.) Bravo, [1] особенно в оконной культуре (см. описание рода Лофофора)
  • существуют разные подходы к систематике кактусов; постановление называет вид — Lophophora williamsii, но не привязывает его к конкретной систематике — не указана даже ссылка на описание вида со всеми последующими уточнениями. Например, процитированная в заголовке этой статьи ссылка на уточнённое описание Джона Мерла Култера (J. M. Coult.) включает растения, ранее выделявшиеся в отдельный вид Lophophora fricii. Описание без этой ссылки (Lem. ex Salm-Dyck) исключает Lophophora fricii
  • человек, не знакомый на практике с североамериканскими кактусами в оконной и тепличной культуре, может принять за растения рода Lophophora и относительно близкие им растения рода Turbinicarpus, и некоторые виды достаточно далёкого южноамериканского рода Gymnocalycium
  • даже при обнаружении единственного «подозрительного» растения, будь это коллекционный экземпляр с пятидесятилетней историей, оно подлежит уничтожению, а владелец — административному наказанию

Справедливости ради следует отметить, что с 2004 года в РФ запрещено выращивание не только коки и лофофоры, но и обычного декоративного мака.

Мескалито…
Лофофора Уильямса (Lophophora williamsii J.M.Coult., ранее известна также как Lophophora fricii) — североамериканский кактус рода Лофофора. Пейо́тль, или Пейо́т — туземное название растения и приготовляемого из него напитка. Известен, прежде всего, благодаря веществу мескалин, содержащемуся в мякоти стеблей дикорастущих лофофор. Индейцы Мексики и юго-востока Америки почитали пейотль как божество и употребляли его при различных обрядах.

К полному разочарованию сторонников психоделического "просветления", Карлос Кастанеда уделяет внимание галлюциногенам лишь в первых двух книгах — "Уроки дона Хуана" и "Отдельная реальность". Поэтому можно сказать, что с точки зрения обывателя эти сочинения Кастанеды наиболее "мистичны".

Вот как свой мескалиновый трип описывает Кастанеда:

Все, что я мог видеть, так это собаку, которая становилась светящейся. Сильный свет исходил из ее тела. Я опять увидел, как вода текла по нему, освещая все, как костер. Я добрался до воды, опустил лицо в соусницу и пил вместе с собакой. Мои руки упирались в землю передо мной, и когда я пил, я видел, как жидкость течет по венам, испуская красные, желтые и зеленые оттенки. Я пил еще и еще. Я пил, пока весь не начал полыхать. Я пил, пока жидкость не начала изливаться из моего тела через каждую пору и не стала выливаться наружу, подобно шелковым волокнам, и я также обрел длинный, светящийся переливающийся ореол. Я посмотрел на собаку, и ее ореол был таким же, как и мой. Большая радость наполнила мое тело, и мы вместе побежали в направлении какого-то желтого тепла, исходившего из какого-то неопределенного места. И там мы стали играть. Мы играли с псом и боролись, пока я не стал знать все его желания, а он все мои. Мы по очереди управляли друг другом, как в театре марионеток. Я мог заставить его двигать ногами тем, что покручивал своей ступней, а каждый раз, когда он кивал головой, я чувствовал неодолимое желание прыгать. Но его коронным номером было заставлять меня чесать голову себе ногой, когда я сидел, он добивался этого, хлопая ушами сбоку набок. Это действие было для меня совершенно невыносимо забавным. Такой штрих грации и иронии, такое мастерство, — думал я. Веселость, которая мной овладела, была неописуемой. Я смеялся до тех пор, пока становилось совсем невозможно дышать.
Я имел ясное ощущение того, что не могу открыть глаза. Я глядел через толщу воды. Это было длительное и очень болезненное состояние, будто уже проснулся, но не можешь никак пробудиться. Мое поле зрения стало снова очень круглым и широким, и вместе с тем пришло первое обычное сознательное действие, состоящее в том, что я оглянулся и взглянул на это чудесное существо. Я тут я столкнулся с очень трудным переходом. Переход от моего нормального состояния прошел для меня почти незаметно; я был в сознании, мои мысли и чувства были критериями этого: переход был гладок и ясен.
Но эта вторая фаза, пробуждение к серьезному, трезвому состоянию, была поистине потрясающей. Я забыл, что я был человек. Печаль от такого неповторимого состояния была столь велика, что я заплакал.

Читайте также:  Можно ли коньяк при повышенном давлении

А вот как это выглядело со стороны:

Затем я слышал, как ты вскрикнул, и проснулся. Увидел, как ты, вскрикивая, подпрыгиваешь в воздух. Ты сделал бросок к воде, перевернул посудину и стал барахтаться в луже.
Дон Хуан принес тебе еще воды. Ты сидел спокойно перед соусницей. Затем ты подпрыгнул и снял с себя всю одежду. Ты встал на колени перед водой и начал пить большими глотками. Затем ты просто сидел и смотрел в пространство.
Мы думали, что ты будешь сидеть так все остальное время. Почти все, включая дона Хуана, заснули, когда ты с воем вскочил и погнался за собакой. Собака испугалась и завыла тоже, и побежала к задней половине дома. Тогда все проснулись.
Мы все поднялись. Ты вернулся с другой стороны дома, все еще преследуя собаку. Собака бежала перед тобой, лая и завывая. Я думаю, ты вероятно, двадцать раз обежал дом кругами, лая, как собака. Я боялся, что соседи заинтересуются. Здесь близко нет соседей, но твои завывания были так громки, что их можно было слышать за версту.
— Ты поймал собаку и принес ее на веранду на руках.
Джон продолжал:
— Затем ты стал играть с собакой. Ты боролся с ней и вы кусали друг друга и играли. Мне кажется, было забавно. Моя собака обычно не играет. Но на этот раз ты и собака катались друг через друга и друг на друге.
— затем ты побежал к воде, и собака пила вместе с тобой, — сказал молодой человек.
— Ты пять или шесть раз бегал к воде с собакой.
— Как долго это продолжалось? — спросил я.
— Часы, — ответил Джон. — один раз мы потеряли обоих из виду. Я думал, что ты побежал за дом. Мы только слышали, как ты лаял и визжал. Ты лаял так похоже на собаку, что мы не могли вас отличить.
— Может, это была одна лишь собака, — сказал я.
Они засмеялись, и Джон сказал.
— Нет, парень, лаял ты.
— А что было потом?
Все трое смотрели друг на друга и, казалось, были в затруднении, вспоминая, что было потом. Наконец, молодой человек, который до этого молчал, сказал:
— Он поперхнулся, — и посмотрел на дона Хуана.
— Да, ты, наверное, поперхнулся. Ты начал очень странно плакать и затем упал на пол. Мы думали, что ты откусываешь себе язык. Дон Хуан разжал тебе челюсти и плеснул на лицо воды. Тогда ты начал дрожать, и по всему телу у тебя опять пошла конвульсия. Затем ты долгое время оставался неподвижным. Дон Хуан сказал, что все закончилось. Но к этому времени уже настало утро, и мы, укрыв тебя одеялом, оставили спать на веранде.
Тут он остановился и взглянул на остальных, которые, казалось, сдерживают смех. Он повернулся к дону Хуану и спросил его о чем-то. Дон Хуан улыбнулся и ответил на вопрос.
— Дон Хуан повернулся ко мне и сказал:
— Мы оставили тебя на веранде, так как опасались, что ты начнешь писать по всем комнатам.
Все они громко рассмеялись.
— Что со мной было? — спросил я. — разве я…
— Разве ты? — Джон передразнил меня. — мы не собирались об этом говорить, но дон Хуан сказал, что все в порядке. Ты описал мою собаку.
— Что я делал?
— Ты ж не думаешь, что собака бегала от тебя потому, что боялась тебя? Собака убегала, потому что ты ссал на нее.
Все захохотали. Я пытался спросить одного из молодых людей, но все они смеялись, и он не слышал меня. Джон продолжал:
— Мой пес также не остался в долгу. Он тоже ссал на тебя.

Это заявление, видимо, было совершенно смешным, так как все так и покатились со смеху, включая дона Хуана. Когда они успокоились, я спросил со всей серьезностью:
— Это правда? Это действительно было?
Все еще смеясь, Джон ответил:
— Клянусь тебе, моя собака действительно на тебя ссала.
По дороге обратно к дому дона Хуана я спросил его:
— Это действительно все случилось, дон Хуан?
— Да, — сказал он, — но они не знают того, что ты видел. Они не
понимают, что ты играл с ним. Вот почему я не беспокоил тебя.
— Но разве все это дело со мной и собакой, писающими друг на друга —
правда?
— Да это была не собака. Сколько раз мне нужно говорить тебе это?

Добавить комментарий